"КУДА МЫ ИДЕМ - К РЫНКУ ИЛИ К ГЕНОЦИДУ?" июль 1991 г.

( ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ )


"Будьте здоровы, живите богато,
Насколько позволит вам ваша зарплата.
А если зарплата вам жить не позволит,
Так что ж - не живите, ведь вас не неволят!"

(Из российского фольклора.)

     Итак, до завершения перестройки остается всего два шага: либерализация цен и приватизация собственности. Террор тоталитаризма уже сменился террором безвластия, заканчивается переход от диктатуры административно-командной системы к диктатуре рыночных отношений и структур. Еще немного - и мы будем существовать, выброшенные на произвол судьбы и рынка, в совершенно ином общественном строе, фактически - при капитализме. При нищем капитализме, разумеется, поскольку страна в развале и разорении: при диком и варварском капитализме, поскольку состояние правовой, производственной и общей культуры вполне соответствует нашему где-то восьмидесятому положению в таблице благосостояния стран мира. Нет уже речи о плановых программах перехода за 400 или 500 дней с постепенным отпусканием цен по мере роста производства: нас попросту вышвырнули как с тонущего корабля в бушующую стихию свободных цен. Экономисты изящно называют это "шоковой терапией".

     "От шоковой терапии еще никто не умирал!" - бодро заявил в телеинтервью наш главный экономист Григорий Явлинский. Что можно возразить этому сытому, прекрасно одетому, благополучному и еще довольно молодому человеку? Что наша "шоковая терапия" больше напоминает неквалифицированное хирургическое вмешательство! Что люди умирают в очередях за продуктами! Что сократилась средняя продолжительность жизни, ненормально велика детская смертность, а рождаемость за последние годы катастрофически падает! Что растет число самоубийств! Что многие гибнут не только от стресса и обострений болезней, вызванных недоеданием, но и от последствий возрастающей преступности - грабежа, насилия, разбоя (подчас избитые и раздетые люди попросту замерзают насмерть)! Что страна идет не к рынку, а к геноциду!

     Известно, что свобода никогда не бывает абстрактной: это свобода для конкретных людей в конкретных делах. Что такое свободный рынок, мы представляем плохо, более того, смешиваем понятия о свободном и стихийном рынке. Первый основной закон рынка: "товар стоит столько, сколько можно за него взять с покупателя". Однако, свободный рынок - это прежде всего свобода производства. т.е. он реализуется в условиях ИЗБЫТКА товаров. А что такое либерализация цен в условиях острейшего дефицита всего самого насущного? Давайте уж называть вещи своими именами! Это свобода продавца неограниченно обирать покупателя как естественный элемент стихийного, дикого рынка. Это свобода покупателя. оставшегося без продуктов, либо умирать с голоду, либо грабить своего более удачливого собрата!

     Одна из самых основных обязанностей государства - это защита граждан от преступного мира, от бандитизма и разбоя в частности, в том числе и от торгового, рыночного. Либерализация цен сейчас - это отказ государства, от своей святой функции защиты граждан: это свобода для террора разной торговой и снабженческой мафии, окопавшейся при сырье и ресурсах, при производстве и сбыте товаров: это свобода легально и безнаказанно грабить народ, которому, хотя бы еще номинально, принадлежат богатства страны! Бесконтрольность цен на самые насущные средства к существованию - еда, одежда, лекарства и средства гигиены, топливо, энергия, транспорт, средства связи и информации - это прямой путь к массовому истреблению народа, т.е. к геноциду. Либерализация цен сейчас - не рецепт перехода к цивилизованному рынку, это способ окончательного развала страны и уничтожения народа.

     Если продуктов питания в стране имеется, к примеру, 70% процентов от необходимого, то при плановом распределении их каждый получит по 70%, т.е. каждый как-то выживет. Но при "свободных" ценах. т.е. при аукционе на продукты, более вероятно, что 70% населения обеспечат себя на 100%, а остальные 30% останутся абсолютно без ничего. Реальность может быть гораздо худшей, например, 50% населения скупят все продукты в расчете на полуторные резервы и запасы. Тогда совсем без средств к существованию останется та вторая половина населения страны, которая проигрывает в продовольственном аукционе, фактически приговоренная к смертной казни через "шоковую терапию". Голод реален сейчас для миллионов людей. Очевидно, что грядут повальные грабежи, приводящие к гражданской войне всех против всех ("...преступления сталинских времен покажутся детским садом", - сказал Станислав Говорухин), - это ли не путь к геноциду?!

     О каком увеличении выпуска сельскохозяйственной продукции может идти речь, если колхозы и совхозы сокращают посевные площади и поставки продуктов, подчас предпочитая даже сгноить выращенное в своих же закромах! Фермерство наше еще лишь зарождается, да и не спасут нас фермеры, они себя-то пока прокормить едва ли в состоянии. В США лишь 5% сельскохозяйственных товаров производится фермерами, а 95% - мощными агрофирмами и агроконцернами, именно они кормят страну, а не фермеры-единоличники, ибо фермерство - это всего лишь стиль жизни, а не способ эффективного производства. К тому же, если вспомнить, какой у нас сейчас дефицит всего - сельхозтехники и сортовых семян, запчастей и стройматериалов, передовой технологии и высококвалифицированных кадров. транспорта и горючего, энергии и хороших дорог, наконец, то станет очевидно: к следующей зиме положение с продуктами вряд ли улучшится, если не станет еще хуже. Так что переживать в лишениях придется не одну эту зиму, а много дольше, если, конечно, доживем.

     Мы, все словно забыли напрочь, с чего начиналась перестройка! Напомню три ключевых слова: демократизация, гласность и ускорение. Да, именно ускорение научно-технического прогресса! И если в демократизации и гласности как-то преуспели, то вот ускорение научно-технического прогресса, которое только и могло обеспечить прирост выпуска товаров и национального дохода, вдруг почему-то пропало из всех лозунгов, тезисов. призывов и перспектив, а вместо ускорения нам стали усердно пропагандировать рынок и рыночные отношения, которые в государстве нашем были восприняты исключительно извращенно: не свобода производству товаров. а свобода торговле, а точнее - спекуляции, когда предприниматели товаров не производят, но существуют безбедно за счет беспардонного грабежа потребителей. Бандитизм и пиратство, колониальные захваты и работорговля, преступления наркомафии и экологические диверсии, гонка вооружений и мировые войны - все это порождение рыночных отношений, в которых главное - нажива любой ценою! "Деньги не пахнут" - второй основной закон рынка.

     Следующий девиз рынка: "Не обманешь - не продашь". У него на службе и откровенная дезинформация покупателя, и неумеренная реклама, и искусственно насаждаемая мода, и масса способов одурманивания и оболванивания, формирования у покупателя искаженных или ложных потребностей (наркотики, например) с единственной целью - повысить спрос и доходы.

     Неправду говорят, что так называемый свободный рынок является нерегулируемым, такого никогда не бывает! Рынок контролируется во всем мире, как манипулированием покупательскими потребностями, так и введением квот и лимитов на производство (той же сельхозпродукции, например). А антидемпинговое законодательство, согласно которому владелец какого-либо товара не имеет права продавать его дешевле, чем его конкуренты иначе они предъявят ему иск о нанесении им ущерба! А рэкет мафиозных организаций это ли не контроль и регулирование рынка! Важно лишь, кем и в чьих интересах рынок регулируется. "Свободный" рынок - это опять-таки лишь абстрактная идеализация теоретиков, далеких от реальной жизни.

     Принципы рыночной экономики выдаются сейчас за якобы единственно объективные экономические законы, не подвластные этическим нормам и устремлениям человечества. Но, во-первых. если экономика - это основа существования цивилизации, то как же эта основа может 6ыть заведомо и принципиально аморальной? Такое скорее присуще животному миру, а не человеческому сообществу и, конечно, в цивилизованных рыночных отношениях этика присутствует, хотя бы и в ограниченном объеме. Однако мы через шоковую терапию попадаем попросту в дикий, варварский рынок, где царит тот же закон джунглей, что и в мире животных. Вряд ли это можно счесть прогрессом в общественной жизни.

     Нужно учесть, что либерализация цен не спасла Болгарию: цены там вновь контролируются государством. Инфляция в Польше, благодаря либерализации цен, идет уже на многие тысячи процентов, и надежды на стабилизацию экономики пока не видно. Аналогичная инфляция при свободных ценах в Югославии привела к развалу страны и гражданской войне со многими жертвами. Свободные цены не создали райской жизни и в Венгрии - все еще велик внешний долг и производственные сферы сотрясаются лихорадкой кризиса. Единственная страна, остановившая инфляцию, это Чехословакия, но экономика ее и до либерализации цен была довольно благополучной и стабильной. Даже поддерживаемые всей Германией новые земли бывшей ГДР переживают труднейшие времена роста безработицы, кризиса в производстве и многократного роста цен на товары первой необходимости.

     Если цель экономических реформ - благосостояние и процветание страны (что, естественно, возможно только при увеличении производства), то право же насколько наивно считать единственно возможным и достойным средством достижения этой благой цели новый жестокий эксперимент над народом - "шоковую терапию" либерализации цен при общей нищете и стихийного перехода к дикому рынку без планомерной программы и предвидения последствий, без контроля над ситуацией и, возможно, без малейшей надежды овладения ею в критических фазах. Действуя без определенной конструктивной программы преобразований, а точней, пустив все на самотек, Горбачев привел страну к развалу, а экономику к катастрофе. Похоже. что и "команда" Ельцина собирается предоставить все "естественному ходу событий" в надежде, что как-то все само собою образуется.

     Но вспомним, что сад, заброшенный садовником на произвол судьбы и стихий, быстро дичает и зарастает сорняками: они сильнее культурных растений. В случае неудачи реформ кабинет Ельцина уйдет в отставку, но какую страну он оставит при этом? "Провал программы Ельцина, - пишет газета "Нью- Йорк Таймс", - приведет либо к хаосу, либо к диктатуре. Если реформа себя не оправдает, правительство сместят, и страна полетит в пропасть". Еще не поздно остановиться и одуматься.

июль 1991 г.. ( ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ )